Перепад давления

Источник: Турбизнес

По истечении почти года после череды громких банкротств лета 2014-го стало ясно: нынешний сезон в российском туризме пройдет по старым законодательным лекалам, а изменения – если они будут приняты до окончания весенней сессии Госдумы – вступят в силу не раньше, чем осенью 2015-го. Борьба за изменение основ российского туризма развернулась нешуточная: после первого чтения в Госдуме критикам удалось застопорить ход законодательной машины и отсрочить принятие явно «сырого» закона.

Посчитаем по осени

Если ранее работу над принятыми Госдумой в феврале в первом чтении изменениями предполагалось завершить уже к началу сезона 2015 года, то теперь вопрос «завис».

«В России законы традиционно готовятся «под ковром», в результате чего они либо не работают, либо работают так, что и врагов не надо, – констатирует Виктор Данн, генеральный директор «Олимпия-Райзен-Сибирь» (Новосибирск). – У регионального туроператорского сообщества есть серьезные опасения, что в результате очередных «инновационных» изысканий в законотворчестве не будет ни их, ни нишевого турпродукта». «Все напряжены новым проектом закона, который «подвис», – говорит генеральный директор компании TEZ Tour Владимир Каганер. – Рынок наэлектризован наиболее пугающим вариантом закона от Минкульта». Есть опасения, что и новый закон ситуации не изменит. «В проекте предлагаются инновации, которые точно будут отвергнуты профессионалами», – заявляет по этому поводу вице-президент РСТ Юрий Барзыкин.

Однако изменения в «туристический» закон все же обещают рассмотреть до летних каникул – их обсуждение намечено в Госдуме на 1 июля. До этой даты предполагается «расшить» «узкие» места в проекте: как участники рынка, так и законодатели понимают, что первоочередные перемены должны произойти в механизмах действия фингарантий и работы «Турпомощи».

Взять – и отменить


Поправки в закон «Об основах туристической деятельности в РФ» появились в мае 2012 года и были вызваны крахом компании «Ланта-тур вояж».

Тогда размер фингарантий оператора стал зависим от его оборота («до» и «после» 250 млн рублей в год), а их сумма, соответственно, составляет 30 млн рублей или 12% от оборота. При этом под оборотом понимается «общий объем денежных средств, полученных туроператором от реализации туристического продукта за предыдущий год».

Однако реальность подтвердила: механизм не работает. Мало того, что туристический «крупняк» правдами и неправдами занижал оборот (ООО «Лабиринт», имея страховку на 100 млн рублей, получило ее на основании оборота в 208,6 млн рублей в год), но даже близкие к реальности показатели не привели к защите прав туристов. ЗАО «Фирма «Нева» при обороте в 3,68 млрд рублей обзавелась фингарантиями в объеме 454,2 млн, а ООО «Солвекс-Турне» (при обороте в 4,55 млрд рублей) – в 450 млн рублей. Результат известен: подавляющая часть из примерно 130 тысяч туристов, пострадавших от деятельности банкротов (а их в России по итогам 2014-го оказалось около полутора десятков), получила от 2 до 20% потраченных сумм.

«Из-за непрозрачности туристического рынка страховщики не могут реально оценить принимаемые риски. Поэтому страховые компании сокращают на нем свое присутствие», – соглашается директор Департамента комплексного страхования путешественников ООО «Страховое общество «Помощь» Гаянэ Календжян. И приводит пример: с августа 2014-го «Помощь» прекратила заключать договоры страхования ответственности туроператоров выездного туризма, в результате чего ее портфель по этому виду страхования сократился с более чем 160 туроператоров до 31. «Страховой рынок четко дал понять, что не намерен работать с турбизнесом, – считает Анна Подгорная, генеральный директор Pegas Touristik. – Механизм фингарантий нужно пересмотреть».

Новый страховой период 2015 года ситуации не изменил: оказавшись крайними, российские страховщики стали массово покидать туристический рынок. А место СК «Восхождение» быстро заняло ООО СК «Лойд-сити», взявшееся страховать чуть ли не каждого четвертого оператора в стране. При том, что с начала 2014-го в его отношении возбуждены 179 исполнительных производств, в феврале 2015 года арбитраж ввел в компании процедуру наблюдения, а с декабря 2014-го «Лойд» регулярно привлекается к административной ответственности за невыполнение предписания Банка России. «Лойд» пытался оспорить введение процедуры наблюдения, но 27 апреля 2015 года Девятый арбитражный апелляционный суд оставил его жалобу без удовлетворения.

Как предлагается «починить» механизм? В первом чтении проекта закона (а пока только этот документ можно считать легитимным) речь идет о повышении минимума размера фингарантий с 30 до 50 млн рублей (с одновременным изменением формулировки оборота на «общую годовую цену турпродукта» – 3% в 2015-м и 5% в 2016 году). О создании фонда персональной ответственности выездных туроператоров (в него компании должны отчислять по 100 рублей на каждого туриста). И об увеличении взносов в фонд «Турпомощи» путем ввода градации от 100 до 500 тысяч рублей (в зависимости от турпотока компании).

Практически все новации вызвали вал критики со стороны бизнеса. «Нормы, предложенные в законопроекте, неисполнимы, – считает первый вице-президент АТОР Владимир Канторович. – Страховка у крупных компаний должна составлять от 500 млн до 3 млрд рублей. А застраховаться на такую сумму не у кого. И банк гарантию на эту сумму тоже не даст». «Увеличение минимального размера фингарантий защитить права туриста неспособно, – констатирует Гаянэ Календжян. – Оно может коснуться только мелких и средних туроператоров, которые и так менее «рисковые» для страховщиков. Размеры фингарантий избыточны и обременительны для мелкого и среднего бизнеса – и явно недостаточны, чтобы застраховать ответственность крупных туроператоров».

Есть ли альтернатива? АТОР совместно с Всероссийским союзом страховщиков (ВСС) предлагает отказаться от фингарантий – и формировать финансовую ответственность оператора за счет фондов персональной (из расчета 500 рублей с человека) и коллективной ответственности (100 рублей с человека).

Однако руководитель Ростуризма Олег Сафонов ясно дал понять: отказываться от механизмов фингарантий и «Турпомощи» никто не собирается. «Если операторы будут честно переводить средства в фонды персональной и коллективной ответственности, со временем имеет смысл отказаться от финансовых или банковских гарантий, – заявил он. – Но не сейчас». А непрозрачность турбизнеса, которая, по его мнению, как раз и ведет к проблемам с оформлением надежных страховок, может быть преодолена путем введения электронной путевки.

На ее введение в течение ближайших трех лет в бюджете запланировано выделение 400 млн рублей. Однако и здесь масса проблем, начиная от расплывчатости формата электронной путевки и завершая серьезными технологическими сложностями. Ведь как «увязать» в единую систему работу всех операторов, имеющих самый разный уровень автоматизации и технического оснащения, мало кто представляет.

Что касается «Турпомощи», которая в 2014-м на вывоз более чем 39 тысяч туристов из-за рубежа потратила большую часть накопленного фонда (293 млн рублей), то ее работа будет скорректирована.

В связи с новациями компенсационный фонд «Турпомощи» предполагается реорганизовать в резервный: в «случае чего» сначала будут расходоваться деньги из персонального фонда оператора. Однако примут ли норму, по которой в фонд надо будет платить от 100 до 500 тысяч рублей, – неизвестно: как заметил генеральный директор «Балкан Экспресс» Алексей Маркелов, «пока не будет ясности с законом – все остальные решения смысла не имеют».

Стремиться к идеалу

«Введение практики страхования каждого тура – тот выход из ситуации, который мы давно предлагаем», – говорит генеральный директор компании АРТ-ТУР Дмитрий Арутюнов.

«Единственный вариант «увязать» все участвующие в цепочке организации поездки стороны – страхование каждого тура, – соглашается Виктор Данн, генеральный директор «Олимпия-Райзен-Сибирь». – Если человек покупает путевку за миллион – будет платить и соответствующую страховку». «Только введение практики страхования каждого тура – единственный справедливый для рынка и туристов вариант», – полагает руководитель компании «Ла-Тур» (Краснодар) Александр Лазарев. «На наш взгляд, это был бы эффективный инструмент защиты туриста», – поддерживает коллег и генеральный директор сети «МГП» Сергей Агафонов.

При этом эксперты констатируют: этот вариант скорее похож на сложно достижимый идеал. «В России он невыполним, так как большинство крупных операторов не показывает реальных объемов, а страховщики не могут посчитать тарифы из-за непрозрачности рынка», – замечает Александр Лазарев. «К сожалению, данная идея тормозится на уровне страховщиков, которые не могут оценить риски при этом виде страхования», – соглашается Сергей Агафонов. По мнению Ольги Смычковской, генерального директора Astarta Group (Петербург), «в идеале страхование каждого тура – самый лучший вариант». «Однако с учетом реальности в качестве приемлемого можно признать формирование персонального операторского фонда», – полагает она.

Pro и contra

Наряду с темой фингарантий особенно спорной оказалась и «свежая» идея организации в российском туризме саморегулируемых организаций (СРО). Причем речь идет о появлении СРО как для операторов, так и для агентов. И у ее сторонников, и у противников есть серьезные аргументы.

У первых они таковы: создание СРО и передача Ростуризму полномочий по их регистрации позволило бы контролировать рынок изнутри и предвосхищать будущие проблемы.

Логика вторых такая: поскольку на практике в функции СРО фактически входит только лицензирование, схема легко может превращаться в коррупционную. «Если такая организация одна, риск оказаться не соответствующим ее стандартам многократно повышается», – соглашается руководитель юридического агентства «Персона Грата» Георгий Мохов. Не говоря уже про то, что участие в СРО – мероприятие весьма затратное.

Точки зрения в отношении СРО противоречивые, а сторонников идеи в среде бизнеса крайне мало. «Мы всегда выступали за СРО в туризме и считаем это идеалом, к которому стоит стремиться, – говорит Майя Ломидзе. – Однако видим, что в текущих условиях саморегулирование рынка недостижимо». «СРО? Не более чем еще один инструмент, который увеличивает поборы и создает бизнесу дополнительные преграды», – уверен Виктор Данн. «СРО – ненужная прослойка в турбизнесе, которая позволит монополизировать рынок», – констатирует PR-специалист компании Anex Tour Елена Кокоева.

Не слишком привечают идею СРО и в РСТ. «Если наполнить ее реальным содержанием, можно постепенно консолидировать надежных игроков рынка и выработать стандарты бизнеса», – считает руководитель объединения Сергей Шпилько. Однако он не скрывает, что при определенных условиях СРО станет своеобразным шлагбаумом к доступу на рынок и может привести к его переделу в пользу «своих» компаний. А вице-президент РСТ Юрий Барзыкин и вовсе полагает, что «идея СРО устарела». «Суть саморегулирования – передача контролирующих полномочий тем, кто объединяется в СРО. А сейчас единственный механизм контроля – реестр», – констатирует он. «Требования по СРО для турагентств невыполнимы, – поясняет Юрий Барзыкин. – Суммы, которые предлагают взимать со всех агентов, не покроют объем рисков на туристическом рынке и создадут невыносимые условия для его участников».

Идея СРО уже привела к расколу. Накал страстей нешуточный: на сайте change.org свыше 100 турагентов подписали петицию против создания СРО в туризме и направили ее в Госдуму. «Никакое СРО, собирающееся существовать на поборах, не сможет положительно повлиять на туристический бизнес в РФ, – заявляют организаторы. – Воров и мошенников в любой отрасли должна ждать уголовная ответственность, и за них не должны расплачиваться добропорядочные участники туристической отрасли».

Однако в турагентской среде единства нет: если Альянс туристических агентств (АТА) выступает за появление СРО в туризме, то альтернативный ему «Союз турагентств» (СТА) – против. «Если говорить об агентском рынке, то в случае с СРО разрешение на осуществление агентской деятельности будет выдавать бизнес, а не чиновники, – говорит президент АТА Андрей Гаврилов. – Он сам определит «правила игры» и требования к своим членам, которые и создают преграду недобросовестным туркомпаниям». Причем он уверен, что коррупция и СРО несовместимы. В свою очередь, Сергей Агафонов, генеральный директор сети «МГП», входящей в СТА, констатирует, что «введение обязательного СРО на агентском рынке в данный момент крайне неэффективно и может привести к коллапсу в агентской среде». «На агента ляжет непреодолимая финансовая нагрузка, с которой он как субъект микробизнеса (численный состав сотрудников в компании до 15 человек) не справится, – уверен Сергей Агафонов. – Что однозначно приведет агентский рынок к разорению».

В качестве альтернативы СРО в СТА предлагают ввести обязательный Реестр турагентств. «Его задача – сделать агентский рынок прозрачным и понятным, – поясняет Сергей Агафонов. – Реестр турагентств можно поручить вести и уже действующей структуре. Например, «Турпомощи». Как считают инициаторы этого предложения, основной функционал СРО будет соблюден, но доступ на рынок для легитимных компаний будет не только прозрачным, но и не столь затратным.

«Под колпаком»

Что касается еще одного спорного пункта проекта закона, работы турагентств только «от имени и по поручению оператора», то и здесь мнения кардинально расходятся.

Договор «от имени и по поручению» влечет за собой рост ответственности туроператора, увеличение объема обязанностей турагента, а также возникновение у турагента ответственности за действия третьих лиц (субагентов), если таковые будут привлекаться агентом с нарушениями закона или договора с туроператором. Фактически речь идет о том, что каждый крупный игрок рынка должен будет «просеять» агентские базы для того, чтобы заключить прямые договоры только с проверенными партнерами, поддающимися контролю. В результате независимым остаться будет крайне сложно.

Против этой идеи выступают многие. «Мы против работы агентов только от имени и по поручению туроператоров», – однозначно заявила Анна Подгорная, генеральный директор Pegas Touristik. А генеральный директор «МГП» Сергей Агафонов говорит, что в случае принятия нормы «от имени и по поручению» придется «отказаться от независимости и попасть в кабалу или немилость туроператора».

Но и здесь есть другие мнения: Александр Лазарев («Ла-Тур», Краснодар), к примеру, считает, что принятие такой нормы позволит очистить рынок от непрофессионалов, оставив на нем наиболее успешные независимые агентства, а также входящие во франчайзинг операторов и сетевые агентские образования с едиными стандартами сервиса. И тем самым повысить качество услуг – выживут сильнейшие.

В любом случае эксперты уверены: если сейчас законодательство в сфере российского туризма не будет изменено подобающим (и устраивающим все стороны) образом, последствия могут быть крайне опасными.

Как изменится жизнь туроператора после принятия нового закона?


- Многократно возрастут объемы финансов, предназначенных на страхование ответственности оператора.
- Повысится себестоимость турпродукта.
- Придется перестраивать отношения с агентами: в случае принятия нормы «от имени и по поручению» операторам придется отказаться от работы с некоторыми партнерами (либо вводить для них страховые депозиты).
- Возрастет экономический порог для входа в ТО-бизнес.
- В связи с введением электронной путевки появится необходимость изменения программного обеспечения.

Как изменится жизнь турагента после принятия нового закона?

- В случае принятия нормы «от имени и по поручению» сократится количество агентств: «в деле» останутся только успешные независимые, франчайзинг операторов и сетевые агентские образования с едиными стандартами сервиса.
- В случае появления СРО придется войти в организацию на ее правилах, заплатив соответствующие взносы. Помимо вступительного взноса, агенту нужно будет содержать аппарат СРО, регулярно предоставлять в СРО отчетность о своей деятельности, нести коллективную ответственность перед туристами разорившихся (или умышленно ушедших с рынка турагентств), пополняя компенсационный фонд СРО. А также регулярно проходить аудиторские проверки (за собственный счет).
- В связи с удорожанием турпродукта по внеэкономическим причинам нужно быть готовым к еще большему снижению числа «выездных» клиентов.