Чтобы отвечать нормам ВТО, бизнесу придется играть на опережение

Источник: РБК Санкт-Петербург, ИА "Инфолайн"

Россия официально присоединилась к ВТО в августе текущего года. Процедура вступления затянулась на 18 лет. За это время отношение к членству в международной организации внутри страны кардинально изменилось. Если в 90‑е годы представителей нарождающейся рыночной экономики радовал факт вхождения в клуб международной торговли, то к августу 2012 года скептиков стало, пожалуй, не меньше, чем приверженцев. Подтверждением данного тезиса служит то, что протокол о ратификации по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации был поддержан в Госдуме лишь 238 голосами, при 208 голосах против и одном воздержавшемся.

"Вступление России в ВТО оказалось чисто политическим решением", — делает вывод заместитель председателя Совета Торгово‑промышленной палаты Санкт-Петербурга, президент ОАО по переработке пластмасс им. Комсомольской правды Сергей Цыбуков.

То, что процесс адаптации к нормам ВТО будет нелегким, признают и представители власти. Так, глава Минэкономразвития Андрей Белоусов ранее заявлял, что прямые потери российской казны от снижения импортных пошлин после вступления в ВТО могут в 2013 году составить 188 млрд руб., в 2014‑м — 257 млрд руб. Однако в целом министр настроен оптимистично. По его мнению, реальные потери бюджета будут существенно меньше вследствие роста торговли и налогооблагаемой базы. Само снижение уровня тарифной защиты страны чиновник назвал "платой за вход".

Какая часть из этих 188 недополученных миллиардов придется на Петербург — неизвестно. Сложилось ощущение, что город не занимался подсчетом прибылей и убытков от изменившихся условий внешней торговли. "Сказать, что есть программа подготовки, нельзя. Будут копиться проблемы — власть будет на них реагировать. То есть все будет по обычной схеме: проблема — возмущение — реакция властей", — считает Сергей Цыбуков.

Экспортеры в плюсе

Если проанализировать структуру доходов бюджета Санкт-Петербурга, то в основном они формируется следующими статьями: налог на прибыль организаций (23%), налог на доходы физических лиц (35%), акцизы (5%), налог на имущество организаций (8%), доходы от использования имущества, находящегося в государственной собственности (6%), доходы от продажи активов (4%). Исполнительный директор филиала консалтинговой группы "НЭО Центр" в Санкт-Петербурге Александр Соколовский полагает, что вступление в ВТО теоретически напрямую будет влиять на налог на прибыль, опосредованно на налог на доходы физических лиц, включая частных предпринимателей, и налог на имущество организаций. Учтены ли данные возможные потери в бюджете Петербурга на 2013 год, выяснить не удалось. Известно лишь, что размер доходов на будущий год будет сопоставим с доходами 2012 года — так считает город.

По мнению г‑на Соколовского, благоприятным образом вступление в ВТО повлияет на экспортоориентированные отрасли и компании. Прежде всего, на отечественных металлургов, по отношению к которым на мировых рынках действовали запретительные квоты и ограничительные меры. Доминирующие в экономике Петербурга отрасли (машиностроение, транспорт, строительство, производство строительных материалов, пищепром и торговля) больше ориентированы на внутренний рынок, поэтому положительный эффект от отмены ограничительных мер на их деятельности практически не отразится.

Подобный расклад подтверждается данными комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга. "В прошлом году внешнеторговый оборот города увеличился на 45% по отношению к 2010 году и составил свыше 50 млрд долларов, — говорит председатель КВС Александр Прохоренко. — К сожалению, экспортируем мы пока все то же, что и вся Россия — сырьевые ресурсы, в отличие от импорта, где 2/3 занимает продукция машиностроения".

Помощь идет

Пока местный бизнес вступление в ВТО оценивает по большей части негативно. Особенно в потребительском секторе, где конкуренция максимально высока и сейчас. Ведь представителям этой отрасли придется соперничать с мировыми производителями, имеющими давно сложившуюся систему дистрибуции, обладающими современными технологиями и профессиональными кадрами. "Думаю, что все пищевые предприятия, пока не принадлежащие транснациональным корпорациям (ТНК), ощутят последствия вступления в ВТО. Конечно, не за две недели, но года за три наша отрасль может серьезно измениться", — говорит вице-президент — исполнительный директор НО "Союз предприятий пищевой промышленности Санкт-Петербурга" Игорь Подлипенцев. По его словам, весьма вероятно, что только ТНК в российской "пищевке" и останутся.

Сегодняшнее законодательство практически не имеет рычагов, позволяющих государству поддерживать своих, поясняет г‑н Подлипенцев. Есть только Доктрина продовольственной безопасности. "Как мы будем ее применять в условиях ВТО, никто не знает. Как и непонятно соотношение ВТО и Таможенного союза", — недоумевает он. При этом механизм замены петербургских пищевых предприятий любыми другими не только создан, но уже и обкатан. Торговые сети способны за несколько недель полностью заменить на своих полках продовольствие местного производства на импортное, причем делается все это в рамках действующего законодательства, рассказывает глава союза пищевиков.

Есть отрасли, которые в преддверии вступления в ВТО успели заручиться поддерж­кой государства. К их числу можно отнести автопром, в последнее время вошедший в число бюджетообразующих отраслей Петербурга. Государство решило помочь автомобильным концернам, создавшим на территории России свои производства. Поэтому с сентября в РФ действует утилизационный сбор, по сути призванный заменить отмененные нормами ВТО высокие пошлины на ввоз новых автомобилей.

"Ведущие автомобильные производители вложили огромные деньги в сборочные мощности на территории страны. И что, тем, кто ничего не вкладывал, а ждал вступления России в ВТО, дать возможность беспрепятственно конкурировать?" — рассуждает генеральный директор "РРТ Моторс" Станислав Кутузов. "Нет, это невозможно по понятным причинам. Поэтому задача была сохранить статус-кво еще на 4–5 лет вперед. А дальше действительно пошлины снизят", — полагает он.

Избавление от регулировщиков

Для тех предприятий, которые давно не уповают на государство, а привыкли выживать самостоятельно, есть единственная возможность — постараться использовать нормы ВТО себе на пользу. "Если говорить о высокотехнологичном машиностроении, к которому относится дизелестроение, то я сомневаюсь, что "фактор ВТО" может ухудшить положение отрасли. Отрасль "сдана" зарубежным компаниям. Безраздельное владение внутренним рынком России давно уже никак не ограничивается органами государственной власти", — говорит вице-президент Ассоциации промышленных предприятий Санкт-Петербурга, председатель совета директоров дизелестроительного завода "Звезда" Павел Плавник. По его словам, при многократном общем численном росте нет ни одного государственного чиновника, занимающегося дизелестроением. Зато выход на внешние рынки безосновательно зарегулирован. "Как раз в этой части надеюсь на улучшение условий работы в условиях ВТО", — резюмирует г‑н Плавник.

Подобного мнения придерживаются и другие петербургские бизнесмены. "Придется ввести новую политику, основанную на форсайте. Чтобы сохранить конкурентоспособность на мировом уровне, надо работать на опережение", — отмечает ректор НИУ ИТМО, председатель совета ректоров вузов Санкт-Петербурга Владимир Васильев. Профессор высказывался об области образовательных услуг, кстати, тоже одной из важнейших составляющих городской экономики. Однако подписаться под его словами смог бы представитель любой другой отрасли.

"Мы рассматриваем ВТО, прежде всего, как систему снятия ограничений и необязательной помощи государства компаниям для выравнивания отношений на рынке, — высказывается заместитель генерального директора ЗАО "Управляющая компания "Эталон" (входит в Etalon Group) Кирилл Вязовский. — Поскольку в строительной отрасли практически отсутствуют государственная помощь и преференции российским компаниям, вступление в ВТО никак не повлияет на наш рынок". По его словам, "Эталон" уже задумывается о выходе на международный рынок, и в этом отношении вступление в ВТО поможет чувствовать себя более уверенно. Кроме того, добавляет г‑н Вязовский, приведение требований технических регламентов, строительных норм и правил в соответствие с европейскими и международными стандартами, отсутствие ограничений по сертификации будет способствовать появлению на российском рынке новых иностранных строительных материалов. "Вырастет конкуренция в данном сегменте, что, в свою очередь, окажет влияние на снижение себестоимости строительства", — ­заключает он.

Позитивно оценивают присоединение к ВТО и в страховом бизнесе. "Поводов для паники нет. У российских страховых компаний достаточно времени для подготовки к моменту открытия прямых филиалов иностранных компаний", — отмечает генеральный директор Страхового общества "Помощь" Александр Локтаев. Жестким требованиям, предъявляемым к иностранным компаниям, соответствует небольшое количество страховщиков, многие из которых уже присутствуют на российском рынке в форме самостоятельных юридических лиц (более 15) или путем участия в уставных капиталах российских компаний. "На рынке страхования имущества и ответственности серьезных изменений мы не ждем, но неразвитый рынок страхования жизни, который и в данный момент контролируется компаниями с иностранным капиталом, вероятнее всего полностью уйдет иностранцам", — размышляет он.

Таким образом, присоединение к ВТО создает большое окно возможностей для расширения бизнеса петербургских производителей, предоставляя им выходы на новые рынки. В то же время это создает и возможности для привлечения новых иностранных инвестиций на территорию города — открытие здесь новых бизнесов, и, как следствие, увеличение налогооблагаемой базы, оптимистичен руководитель проектного направления Центра стратегических разработок "Северо-Запад" Артем Калошин.

Под законной защитой

Утверждать, что бизнес вообще не испытывает поддержки со стороны властей, тоже несправедливо. По словам Александра Прохоренко, комитет по внешним связям фиксирует большое количество обращений со стороны предпринимательского сообщества с просьбой оказать содействие по выходу на зарубежные рынки. Внешнеэкономическая деятельность в последние несколько лет серьезно интенсифицировалась: в 2011 году число участников ВЭД, зарегистрированных в Петербурге, выросло более чем на 350, отмечает он. Сейчас в городе действует около 1000 крупных и средних предприятий с участием иностранного капитала, на которых работает порядка 200 тыс. человек. При этом, подчеркивает глава КВС, в середине 1990‑х их было не больше 40–45. Сейчас Петербург торгует со 187‑ю странами мира. Тройка лидеров — Китай, Германия и Нидерланды. На эти страны приходится треть всего торгового оборота города.

Для помощи бизнесу город создал специальную сеть информационно-деловых центров Санкт-Петербурга за рубежом, которые уполномочены правительством города оказывать консультационные услуги по поиску партнеров и прочим бизнес-процессам. Как рассказывает г‑н Прохоренко, сейчас таких центров — 18.

Представитель одного из них, "Внешнеэкономического бюро Санкт-Петербурга в Германии", Дмитрий Учитель рассказал РБК daily, что фактически ежедневно в адрес бюро присылают запросы и его посещают представители немецких компаний, заинтересованных в ведении бизнеса в Петербурге. У большинства из них сложилось четкое представление, что гораздо выгоднее не просто экспортировать товары или услуги, а иметь в Северной столице собственное представительство или дочернюю компанию, отмечает г‑н Учитель. Кроме того, добавляет он, важным импульсом для торговых связей с Германией является сокращение торговых барьеров, что укрепляет роль Гамбурга как крупнейшего европейского порта и важного перевалочного пункта для внешней торговли стран юго-восточной Азии, ЕС с Россией, в которой роль главных морских ворот играет Санкт-Петербург.

Что касается новых возможностей для российских предприятий, то г‑н Учитель обращает внимание на то, что "правила ВТО гарантируют защиту прав интеллектуальной собственности за границей". Это особенно важно для инновационных российских предприятий, которые хотят продавать свою продукцию за границей и инвестировать там. "Регулирующие механизмы ВТО благоприятствуют также формированию международных цепей создания добавленной стоимости и присоединению российских производителей к международным производственным объединениям", — формулирует глава "Внешнеэкономического бюро Санкт-Петербурга в Германии".

Как снег на голову

"В целом мы не ожидаем в ближайшей перспективе резких колебаний в экономике Петербурга от эффекта вступления в ВТО. Поступления в бюджет сохранятся примерно на том же уровне", — заключает Александр Соколовский из "НЭО-центра". Вступление в ВТО должно стимулировать рост потребления за счет удешевления качественных импортных товаров, однако рост товарооборота вырастет скорее в натуральных показателях, чем в денежном исчислении. Возрастающий грузооборот скажется на росте доходов и поступлений в бюджет от транспортной инфраструктуры. В то же время в тяжелом машиностроении может быть отмечен спад, а в сборочном автомобилестроении — наоборот, некоторый рост, считает эксперт.

Между тем реальный эффект от присоединения к ВТО будет ощутим не сразу. У России есть семь лет на адаптацию своей экономики под международные стандарты. "Складывается ощущение, что все уповают на переходный период и надежду, что в случае возникновения каких-либо проблем будет найдено решение в ручном режиме", — говорит Сергей Цыбуков.

Произошедшее вступление в ВТО для чиновников и некоторых предпринимателей сродни первому снегопаду для работников жилищно-коммунальной сферы: "не ждали, а случилось". Как ни относиться к произошедшей ратификации протокола, российскому бизнесу теперь придется стать чуть более западным. Первый этап перехода от советской плановой экономики к рыночной начался 20 лет назад и с грехом пополам пройден. Наступил новый этап, не просто рыночной экономики, а экономики, соответствующей правилам и нормам Всемирной торговой организации. Если приложить усилия, можно без серьезных потерь пройти и его.

АНДРЕЙ ЖУКОВ