Надежда на средних

Источник: Медиахолдинг "Эксперт"

По оценке участников страхового рынка, имущественные риски в Северо-Западном федеральном округе страхуют не более 20% предприятий. Это больше, чем в среднем по стране (12-14%), но оставляет значительный потенциал для роста. «Эксперт С-З» провел опрос ведущих участников рынка, в ходе которого мы выяснили, за счет каких групп предприятий в основном складывается и растет портфель страхования имущества юрлиц. Львиную долю застрахованных составляют крупные российские частные компании, для которых применение инструмента страховой защиты уже стало привычным. Чаще всего к страхованию прибегают участники крупных инфраструктурных проектов или фирмы, привлекающие банковские кредиты. Наибольшую динамику демонстрирует средний бизнес, а наименее вовлеченными в страхование остаются малые предприятия.

Средняя по больнице

Рынок страхования имущества юридических лиц – одна из немногих сфер страховой деятельности, которая до сих пор не достигла докризисного уровня, хотя и демонстрирует высокие темпы прироста. По информации Федеральной службы по финансовым рынкам, в 2011 году этот рынок в целом по стране вырос на 20% и достиг объема 96,4 млрд рублей. В первом квартале этого года тенденция сохранилась.

Традиционно в СЗФО темпы возврата к докризисным показателям примерно на пять процентных пунктов ниже, чем в целом по РФ, из-за более высокой базы прошлых лет и сравнительно глубокого проникновения страхования. Портфели страховых компаний (СК) в имущественном страховании юридических лиц на рынке региона росли неравномерно. Если вынести за скобки нетипичные случаи (например, «Россия» потеряла в 2011 году значительную часть корпоративного портфеля из-за пертурбаций, связанных со сменой руководства), можно выявить определенную закономерность. СК, не имеющие исторических связей с какой-либо мощной отраслью, а занимающиеся преимущественно розничным страхованием с ориентацией на физических лиц, прирастали несколько медленнее рынка (РГС, «РОСНО»).

Зато показатели отраслевых страховщиков в 2011 году рванули вверх. Так, петербургский филиал страхового общества «СОГАЗ» увеличил сбор премий по имущественному страхованию в СЗФО на 53%. Рост достигнут в первую очередь за счет договоров страхования крупных строительных проектов, осуществляемых как в округе, так и в других регионах России строительными компаниями Петербурга, сообщили в компании. Еще более сокрушительные результаты продемонстрировал «ГЕФЕСТ». Его портфель по страхованию имущества юрлиц вырос более чем на 200%, что связано с выходом на новых корпоративных страхователей и, соответственно, страхованием крупных объектов.

Основные драйверы роста страхования имущества юридических лиц, полагают эксперты, – это страхование залогового имущества и строительно-монтажных рисков, что свидетельствует о начале выхода экономики из кризиса и развитии бизнеса. «В частности, в Петербурге активизировалось дорожное строительство, идет обновление строительной техники у предприятий, открываются новые производства, обновляется парк производственного оборудования», – подтверждает заместитель директора по корпоративным продажам Северо-Западной дирекции СК «Альянс» (товарный знак «РОСНО») Наталья Ушакова.

«Малыши» считают плохо

На первый вопрос – «Оцените доли портфелей, формируемые группами клиентов, различающимися по масштабам бизнеса» – собеседники «Эксперта С-З» ответили единодушно. Как сформулировал общую мысль руководитель управления имущественных видов страхования Северо-Западного дивизиона «Ренессанс страхования» Виталий Овсянников, «традиционно работает принцип Паррето: 20% клиентов обеспечивают 80% портфеля». Ответы страховщиков уложились в следующие диапазоны: доля крупного бизнеса в портфелях оценивается в 60-80%, малого – в 5-15%. Наиболее близки оценки доли среднего бизнеса – на уровне 20% портфеля.

Потенциал роста рынка за счет вовлечения новых масштабных корпораций практически исчерпан, клиенты этой категории в последние годы только перемещаются от одного страховщика к другому. «Страхование имущества юридических лиц достаточно распространено среди крупных компаний, поэтому темпы роста в этой категории несколько ниже, чем в малом и среднем бизнесе. В основном они обеспечиваются за счет приобретения новых имущественных активов, в отличие от средних и малых компаний, где темпы роста страхового портфеля достигаются путем увеличения количества страхователей», – поясняет заместитель генерального директора СК «Согласие» Александр Полуденный.

Наименее вовлечен в страхование малый бизнес. По статистике страховщиков, от 70 до 90% небольших предприятий не пользуются страховой защитой. «Компании малого бизнеса практически не заключают договоры страхования, хотя наличие такого договора для них жизненно необходимо, – убеждена Наталья Ушакова, – потому что обеспечивает защиту скромного бюджета от возможных потрясений и потерь: затраты могут быть отнесены на себестоимость и не превысят 0,5% страховой суммы в год». В качестве иллюстрации она приводит такой пример. Допустим, страховая сумма товарного запаса – 100 тыс. рублей. Тогда страховая премия составит всего 500 рублей в год. «В случае полной гибели товарного запаса по любой причине страхователь получит страховое возмещение и сможет закупить новый товар, и это будет ему стоить 500 рублей в год. Математика выгоды очевидна», – подчеркивает Ушакова.

Динамичные частники

Сегментация портфелей с точки зрения формы собственности клиентов разнится от одного страховщика к другому в большей степени, чем по размеру бизнеса. Так, значительная доля портфеля «Ренессанс страхования» формируется за счет предприятий с иностранным капиталом (35%), тогда как у «ГЕФЕСТа» этот показатель несущественен (на уровне 5%). «Зарубежные компании, как правило, страхуют риски через глобальные полисы, где покрытие для всей группы определяется ее риск-менеджером. Обычно это очень широкое покрытие. В России их дочерние компании получают аналогичное глобальному полису покрытие у российского страховщика», – утверждает Виталий Овсянников.

Но в среднем, несмотря на страховую дисциплину зарубежных предпринимателей, их доля невысока (20% собираемых премий). «Как правило, на предприятиях с иностранным участием действуют договоры глобального покрытия, то есть заключенные материнской компанией, с территорией покрытия „весь мир“ или в странах присутствия данных юрлиц, что приводит к тому, что в региональных филиалах доля компаний с зарубежным капиталом, заключающих договоры страхования на местах, незначительна», – объясняет Наталья Ушакова. Госпредприятия формируют еще меньшую долю – от 10 до 20% портфелей. Она зависит от активности страховщика на рынке тендерного страхования. По понятным причинам у «ГЕФЕСТа» и «СОГАЗа» этот показатель выше.

Но о главном страховщики высказались согласованно: их основной клиент – российский частный бизнес, в том числе с государственным капиталом. Так, основа бизнеса «СОГАЗа» – риски таких клиентов, как предприятия группы «Газпром», «Газпром нефть», их дочерние структуры, партнеры и подрядчики. На долю этой категории компаний приходится порядка 80% портфеля имущественных рисков Санкт-Петербургского филиала «СОГАЗа». «Основа нашего бизнеса – страхование компаний с госучастием: предприятий группы „Газпром“, „Газпром нефти“, „Росатома“, РЖД и других, их дочерних структур, партнеров и подрядчиков», – рассказывает территориальный директор компании «СОГАЗ» по СЗФО Эдуард Яблоков.

Оценивая динамичность различных категорий клиентов, страховщики опираются на собственный опыт. Так, в «Ренессанс страховании», в портфеле которого каждый третий рубль премии оставлен предприятием с иностранным участием, говорят, что быстрее всего растет именно этот сегмент клиентов, так как в Россию приходят крупные зарубежные компании, которые традиционно страхуют свои активы. Но большинство опрошенных СК наиболее динамичной клиентской группой назвали российский частный бизнес.

Банки рулят

Третий вопрос – «Оцените доли портфеля в зависимости от мотивации страхователя» – разногласий не вызвал. Эксперты констатируют, что за счет требований банков формируется от 25 до 50% портфеля (значительная разница в ответах объясняется способностью конкретного страховщика находить общий язык с банками). Банковское кредитование к тому же выступает основным драйвером роста, поскольку предприятия все чаще приобретают недвижимость или оборудование через кредитные программы, в которых страхование – обязательное условие. «Основными ориентирами для роста в этом сегменте страхования являются первичные рынки кредитования и лизинга, на которых страховая защита имущественных залогов – сопутствующая услуга», – дополняет заместитель директора по корпоративному страхованию филиала компании «Росгосстрах» в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Дмитрий Куксинский.

Вторым по значимости мотивом оказались требования партнеров или совладельцев, в основном – государства или иностранных компаний. За счет этого фактора формируется в среднем 35% портфеля. Выбивается из ряда только «СОГАЗ», где этот показатель достигает 70%. Это обусловлено особенностью обслуживаемых крупных инфраструктурных проектов, которые осуществляются за счет бюджетов разных уровней или госкорпораций.

Наименьший процент (от 5 у «СОГАЗа» до 40% у РГС) приходится на добровольное заключение договоров страхования имущества, без понуждения банков или условий контрактов: потенциальные клиенты по-прежнему не считают страхование важным элементом защиты, оно воспринимается как дополнительные затраты или как налог. В целом по собственной инициативе чаще всего страхуются крупные и средние компании, в основном – с иностранным менеджментом. По версии «СОГАЗа», по имущественным рискам чаще и охотнее страхуются новые предприятия, имеющие дорогостоящее оборудование.

Поле для маневра

«Граница между вмененным и добровольным страхованием размыта. Особенно это ощутимо в сегменте страхования крупного бизнеса. Например, банки часто принимают в залог объекты, которые ранее уже застрахованы», – замечает директор петербургского филиала компании «ВТБ Страхование» Кирилл Павлов. Происходит и обратное движение – от вмененного приобретения полиса к добровольному. «Часто при добровольно-принудительном страховании средства на него учитываются в цене контракта, при этом такие затраты являются целевыми и не могут быть использованы в качестве компенсации других расходов. В этом случае многие страхователи стремятся по максимуму и комплексно застраховать как можно больше рисков: имущество, ответственность, предпринимательские риски, персонал», – поясняет генеральный директор страхового общества «Помощь» Александр Локтаев.

Другие участники опроса также наблюдают повышение заинтересованности «дозревших» до добровольного страхования имущества клиентов в расширении страхового покрытия. Для промышленных компаний большое значение имеют риски поломки машин и оборудования, для предприятий непроизводственного сектора – страхование ответственности.

«Страхование убытков от перерыва в предпринимательской деятельности с каждым годом становится все популярнее, однако это достаточно дорогое покрытие, которое могут позволить себе приобрести не все», – говорит Александр Полуденный. «Можно отметить включение в страховое покрытие рисков „терроризм“ или „строительные дефекты“. Госконтракт эти риски в покрытии может не учесть, а в добровольном страховании они могут быть предусмотрены», – добавляет первый заместитель директора филиала компании «ГЕФЕСТ» в Санкт-Петербурге Анатолий Кузнецов. «Понимая, что любой форс-мажор может оказаться фатальным для бизнеса, многие компании пересмотрели свое отношение к страхованию в пользу более полного покрытия рисков. Впрочем, бюджеты на страхование не безграничны и в любом случае идет поиск оптимального варианта – баланса цены и покрытия», – заключает Кирилл Павлов.

Желание сэкономить на полисе, таким образом, остается важнейшим критерием выбора страхового покрытия, что особенно характерно для небольших организаций. Впрочем, свобода для маневра есть не всегда. «Что касается госконтрактов, то возможность сэкономить здесь сильно ограничена: лимит расходов на страхование либо учитывается в цене контракта, и госзаказчики в связи с этим часто требуют использовать эти средства в полной мере, либо средства на страхование не учитываются в цене, и в этом случае исполнители стремятся уйти от обязательств по страхованию предмета контракта», – рассуждает Александр Локтаев.

Банковское страхование предоставляет больше свободы выбора: как правило, кредитная организация требует полис от одной из аккредитованных СК, но не лимитирует размер расходов на страховые премии. «Имущество страхуется не на действительную стоимость, а на залоговую – так называемый дисконт. Иногда в таких случаях встречается требование прописать выплату по первому риску. Также можно отметить введение франшизы, хотя банки неохотно принимают такие полисы», – перечисляет возможные пути минимизации затрат при банковском страховании директор петербургского филиала компании «Россия» Михаил Кольцов. За счет этого достигается снижение затрат на страхование в абсолютной величине, но тариф в таком случае выше.

Таким образом, наибольший простор для ценовой конкуренции оставляет действительно добровольное страхование имущества. Несмотря на то что на него приходится не более четверти рынка, демпинг порождает в первую очередь именно этот сегмент. На взгляд собеседников «Эксперта С-З», это приводит к присутствию на рынке необоснованно низких цен, снижению требований СК к обеспечению достаточного уровня безопасности на предприятии и, как следствие, к повышению рисков страховщиков в данном виде деятельности.

Второй напрашивающийся по результатам опроса вывод следующий. Крупный бизнес уже практически весь «разобран» страховщиками, тогда как малый не вовлечен в область добровольно-принудительного страхования, а к действительно добровольному приходит медленно. Основной потенциал для роста рынка, таким образом, связан со средним бизнесом, который, развиваясь, прибегает к лизингу или банковскому кредитованию.

Санкт-Петербург

Елена Денисенко